Elbing 1945 - Odnalezione wspomnienia

Tomasz Stężała

  • Zwiększ rozmiar czcionki
  • Domyślny  rozmiar czcionki
  • Zmniejsz rozmiar czcionki
Strona główna Materiały i źródła Walki 86 Dywizji strzeleckiej. .Казаков Константин Петрович

Walki 86 Dywizji strzeleckiej. .Казаков Константин Петрович

Wspomnienia ze zbioru: Огневой вал наступления

 

Главные боевые события в полосе армии, как я уже писал, развернулись под городом Эльбинг. Передовые подразделения 116-го корпуса генерала Ф. К. Фетисова вышли на подступы к городу с юга в последних числах января. Когда он доложил об этом, генерал И. И. Федюнинский приказал:

— Нажми на передовые отряды. Вперед и только вперед. Перекрывай гарнизону дорогу на запад.

И тотчас вызвал по радио командира 98-го корпуса генерала Г. И. Анисимова. Сказал раздельно:

— С соседом давно разговаривал? С Федором Кузьмичом?

— Вчера, — ответил комкор. — А что такое?

— Ничего особенного. Он уже видит колокольни Эльбинга. А ты?

— У меня ночь, — нашелся Анисимов. — Тьма — хоть глаз выколи.

— Я так и думал, — сказал командарм. — Придешь к шапошному разбору! — И уже командирским тоном добавил: — Брось все мелочи, обходи Эльбинг с востока. К морю! Ты понял меня? К мо-рю!

И передовые отряды обоих корпусов устремились вперед, перекрывая дороги, ведущие из Эльбинга на запад и восток. В голове 108-го корпуса наступала 86-я стрелковая дивизия. Ее 284-й и 330-й полки шли в хорошем темпе, не задерживаясь для ликвидации мелких групп противника. Встречая сопротивление на дорогах, тотчас выбрасывали вперед легкую артиллерию, и она быстро подавляла противника. Под Краффольсдорфом фашисты выкатили орудие для стрельбы по нашей колонне. Старший сержант Горлунин заметил это и, не дожидаясь приказа, быстро свел свое орудие с дороги, скомандовал: «К бою!» Вражеский расчет тоже заметил это. Они были в пятистах метрах друг от друга. Горлунин видел, как фашистские артиллеристы, подхватив станины, разворачивают пушку, как торопливо вращает маховик поворотного механизма наводчик, как ствол разворачивается на горлунинскую пушку. Дело решали секунды. Горлунин выстрелил первым, вторым выстрелом оторвал у орудия колесо, взрывы раскидали орудийный расчет. Бойцы Горлунина хорошо помогли своей пехоте.

Южней Эльбинга, на железной дороге, у виадука, батальонная колонна 330-го полка была встречена сильным автоматно-пулеметным огнем. Стрелки залегли на открытом месте, огонь головы не давал поднять. Фашисты бросились в  атаку, ведя автоматный огонь на ходу. Сержант Антонов под огнем поднял свой расчет, батальонная сорокапятка встретила атакующих картечью. Сноп картечных пуль снес фашистов, оставшиеся в живых сдались в плен.

В этом быстром продвижении 86-й стрелковой дивизии в обход Эльбинга с запада было много таких скоротечных схваток, как и обычно бывает, когда нет стабильной линии фронта, и потому ты часто оказываешься в тылу у противника, а он, в свою очередь, в твоем тылу. Батарея лейтенанта Цукермана получила приказ оседлать перекресток шоссейных дорог в 5 км западней Эльбинга. 169-й стрелковый полк уже давно прошел дальше, но командир батареи 20 минут спустя после остановки на перекрестке был готов открыть огонь. Дело было во втором часу ночи, с западной дороги послышался гул танковых моторов. Чьи танки? «Ждать!» — приказал лейтенант командирам орудий. Наводчики, вращая механизмы наводки, всматривались через оптику во тьму. Наконец прояснились контуры трех танков, они продвигались медленно, за ними по обочинам дороги шли пехотинцы. «Немцы!» — шепнул командиру разведчик Харченков. Осталось до переднего танка метров двести, когда лейтенант Цукерман скомандовал орудию старшего сержанта Кудинова: «Огонь!» Первый снаряд попал в гусеницу, танк встал и открыл огонь. То же сделали и два других танка. Но они были на дороге, как бы прикрытые тем, подбитым танком. Второй снаряд Кудинова дал промах, но третий попал прямо в ствол танковой пушки, в нем взорвался и вражеский снаряд, крышка верхнего люка отлетела прочь, пламя высоко вымахнуло в ночное небо. Другие пушки батареи били по пехоте, залегшей всего в полусотне метров. Дуэль продолжалась примерно час, потом танки отползли за дома хутора и вели огонь уже оттуда. Видимо, туда же отошли и пехотинцы. На рассвете из-за угла дома выскочил танк, но батарейцы были настороже, орудие старшего сержанта Арламенова подбило и его. Из дома строчил пулемет, артиллеристы стали стрелять по дому, он загорелся, а затем стрельба затихла. Разведчики поползли к домам и вернулись с докладом, что там никого нет, только в сгоревшем доме и вокруг трупы танкистов и пехотинцев да два разбитых танка. А третий танк ушел.

Так благодаря инициативным и решительным действиям мелких подразделений перехватывались дороги вокруг Эльбинга, и час за часом все туже замыкалось кольцо окружения. К исходу 3 февраля части 116-го корпуса с юга и юго-запада, а части 98-го корпуса с востока и севера полностью  блокировали и город Эльбинг. В окружении оказались остатки 7-й танковой дивизии, боевая группа танковой дивизии «Фельдхернхалле», пехотные полки и батальоны различных дивизий, а также несколько отдельных батальонов — саперы, морская пехота, зенитчики, тяжелый артдивизион РГК и другие подразделения общей численностью 28 тысяч солдат и офицеров. У нас в штурме города смогли принять участие только три дивизии 98-го и 116-го корпусов, так как остальные дивизии обороняли фронт протяжением более ста километров — от Эльбинга к реке Ногат и далее по Висле. до стыка с правым флангом 65-й армии, близ крепости Грауденц (Грудзёнз).

Утром 4 февраля противник попытался деблокировать Эльбинг, контратакуя один из участков кольца окружения с запада, однако усилия эти были слабыми, в контратаках участвовало по 6–8 танков и рота — батальон пехоты, поэтому они легко отбивались нами. После некоторой перегруппировки сил части 2-й ударной армии 5 февраля начали штурм Эльбинга. В трех штурмовавших его стрелковых дивизиях к началу наступления насчитывалось по 7 500 человек, теперь, на исходе операции, эта цифра уменьшилась тысяч до шести в каждой дивизии, так что противник имел значительный перевес в пехоте. Но в артиллерии, танках, авиации мы его превосходили значительно.

Как и во всех городах Восточной Пруссии, противник широко использовал для обороны Эльбинга каменные здания и подвалы, окна которых были усилены бетоном и превращены в узкие амбразуры. Основные улицы забаррикадированы и минированы. Огонь орудий, минометов, пулеметов спланирован так, чтобы он взаимно перекрывал все подступы к опорным пунктам на перекрестках улиц.

Подобная оборона, когда на относительно небольшой площади находится множество превращенных в огневые точки массивных каменных домов, имеет, конечно, и слабые места. Если обычные укрепленные районы с их железобетонными дотами и дзотами можно оборонять небольшими силами, то в городе обороняющаяся сторона должна располагать многочисленной пехотой. Иначе все эти огневые точки — особенно большие дома — становятся уязвимыми. Кроме того, обороняющиеся очень стеснены пространством. Сектор обстрела, как правило, ограничен соседними зданиями. Как только наступающая сторона вторгается в город, она начинает использовать скопление домов,  переулки, проходные дворы и подземные коллекторы для своих целей, для обходов врага с тыла. Ведущую роль в уличном бою играет артиллерия, поставленная на прямую наводку. Если она многочисленна, если боевые порядки штурмующей город пехоты насыщены орудиями и минометами, успех штурма в значительной мере предопределен.

У нас такая артиллерия была. Создали штурмовые группы. Они обычно состояли из взвода стрелков — 12–15 человек, им придавались, то есть переходили в подчинение командира штурмовой группы, 4–8 орудий для работы на прямой наводке, а также 2–4 самоходно-артиллерийские установки. Кроме того, штурмовую группу или несколько групп поддерживали, выполняя их заявки, тяжелые орудия — до 203-мм гаубиц включительно. Всего на прямую наводку было у нас выставлено более 200 орудий разных калибров. А вся артиллерийская группировка, штурмовавшая Эльбинг, насчитывала 1084 артиллерийских и минометных ствола. Мы надеялись, что этот артиллерийский молот поможет нам раздробить столь тщательно подготовленную оборону.

Первой на юго-западную окраину Эльбинга еще 3 февраля ворвалась 86-я стрелковая дивизия. Я уже упоминал о ее 284-м полку, который отличился в ходе прорыва и окружения Эльбинга. Это был очень слаженный воинский коллектив. Его стремительное и успешное продвижение сказалось и на успехе дивизии, первой перекрывшей тыловые коммуникации эльбингского гарнизона. Так же боевито действовали штурмовые группы полка и в уличных боях. Четко взаимодействовали с пехотой и артиллеристы 248-го артполка майора Лазариди.

Снайперы и пулеметчики эльбингской школы юнкеров сильным огнем преградили дорогу штурмовым группам. Пехота залегла. Вперед выдвинулся командир батареи старший лейтенант Домнин. Осмотрел местность и опорный пункт противника. Юнкера засели в большом каменном, казарменного типа здании. Домнин засек огневые точки, выбрал удобное место для огневой позиции, вывел батарею на прямую наводку. Орудия ударили по окнам юнкерской школы. Снаряды рвались внутри здания, огонь противника слабел. Но это еще половина дела. А другая половина, не менее важная, — очистить опорный пункт, помочь захватить его пехоте. Нужно проломить стену. «Взрыватель фугасный! Огонь!» — скомандовал Домнин. Однако снаряды, поставленные на фугасное действие, не брали старинную кирпичную кладку. «Взрыватель замедленный!» — скомандовал он. Теперь снаряды рвались с замедлением — после того как глубоко врубались в стену. Четверть часа такой стрельбы, и в стене образовалось несколько проломов. Штурмовые группы проникли в дом и в ближнем бою автоматным огнем, гранатами и прикладами уничтожили противника. Главный узел обороны в этой части города был захвачен. Бойцы батальонов капитана Сидорова ( dowódca Pawłowej) и старшего лейтенанта Дианова почти без потерь овладели еще шестью близлежащими городскими кварталами.

Шел жестокий бой за каждый квартал, улицу, дом. Пришлось выдвигать легкие орудия и уничтожать засевших в зданиях фашистов.

Особенно много гитлеровцев окопалось в Приморском районе, где они оказывали сильное сопротивление нашим войскам.

Штурм Эльбинга продолжался. Дивизии 98-го корпуса — 281-я и 381-я своими штурмовыми группами с севера и востока продвигались навстречу 86-й дивизии. Мне доложили, что особенно упорный бой разгорелся в полосе 281-й дивизии за опорный пункт Шпительхоф (okolice pętli tramwajowej ul Grunwaldzka). Разобравшись в обстановке, я приказал его старинные каменные казармы и большой двор, где засели фашисты с танками и штурмовыми орудиями, разрушать комбинированным огневым ударом самых тяжелых наших артиллерийско-минометных систем, в том числе дивизиона 203-мм гаубиц большой мощности. Лавина огня буквально размесила шпительхофские казармы. Наши штурмовые группы ворвались в них, однако противник немедленно предпринял целую серию контратак. Его артиллерия, как и наша, встала на прямую наводку, и батареям 816-го артполка пришлось на всех участках боя вести огневые дуэли на расстоянии в 600–700 метров. И наши бойцы и гитлеровские пехотинцы залегли друг против друга на расстоянии двух-трех перебежек, а над их головами выли снаряды противоборствующей артиллерии.

Батарея капитана Чугунова, известного в артполку своим остроумием и мастерством в боевом деле, дуэль выиграла, разбив несколько 75-мм и 105-мм немецких пушек. Не успели артиллеристы отереть пот и остудить лица горстями снега, как кто-то крикнул: «Тигр»!» Из-за развалин, разворачивая башню и нащупывая батарейцев дулом длинной тяжелой пушки, выползал тяжелый танк. «Сержант Лобинцев! — приказал капитан Чугунов, — Сделать из «тигра»  теленка!» «Есть, сделать теленка!» — откликнулся Лобинцев. Tygrys??

Это была короткая, но жестокая дуэль. Рванул танковый снаряд, взвизгнули осколки, ударив по щиту и станинам орудия. Кровь потекла по лицам, кровь потекла по рукам. И Лобинцев и наводчик ранены, но не ушли от орудия. Только пятый снаряд остановил «тигр». Замер он, свесив к земле пушку. Все! Конец! Можно идти в медсанбат. Но пришлось героев нести на носилках. Оба были тяжело ранены.

Овладев Шпительхофом, 281-я дивизия двинулась дальше в глубь Эльбинга. И так бой за боем, день за днем, квартал за кварталом. Кольцо из штурмовых групп все более сжималось. Уже недалек был час, когда войскам 98-го и 116-го стрелковых корпусов предстояло встретиться в центре города. В ночь на 8 февраля мы в штабе армии ждали донесений об этой встрече. Все командиры и бойцы, ведущие бой, были проинструктированы, как не принять своих за чужих. В уличных боях в незнакомом горящем городе, да еще ночью, такие ошибки бывают. Как и наоборот, когда чужих принимают за своих.

Утром 10 февраля мне доложили о таком случае. Сержант Шенин из 86-й дивизии получил в ту ночь приказ занять огневую позицию близ перекрестка улиц. Командир батареи предупредил, uprzedził что с тянущейся на восток улицы на перекресток skrzyżowanie  должны выйти подразделения 98-го корпуса с танками. Шенин замаскировал пушку в развалинах, ruinach  стал ждать. Никто из его орудийного расчета ни на шаг не отходил с огневой позиции. Даже курили по очереди po kolei , хороня огонек. Вдали стояло зарево пожара, но эту улицу в центре города он не освещал oświetlał.. Было темно и тревожно. Послышался грохот гусениц и гул танковых моторов. Он приблизился, и только когда танки были в 10–15 метрах от орудия, Шенин понял: «Фашисты!» За танками шла пехота. В рядах ее слышался разговор. Хвост колонны миновал замаскированное орудие, сержант махнул рукой: «На колеса!» Его поняли с полуслова. Выкатили пушку из укрытия, ударили беглым  szybkim огнем по колонне. Гитлеровцы с криками разбежались, оставив на мостовой немало убитых и раненых. А к утру подошли к перекрестку штурмовые группы 98-го корпуса с танками.

Командиры обоих штурмующих корпусов доложили в штаб армии об этой встрече. Ну а вскоре такие доклады стали поступать один за другим. К полудню 10 февраля Эльбинг был полностью очищен от противника. Взятием Эльбинга закончилась для нас Восточно-Прусская операция. За боевые отличия шесть артиллерийских и минометных бригад и пять отдельных полков были удостоены боевых орденов, шести бригадам присвоены почетные наименования «Эльбингские» и «Мариенбургские».

 

Dodaj komentarz


Kod antysapmowy
Odśwież


Strona główna Materiały i źródła Walki 86 Dywizji strzeleckiej. .Казаков Константин Петрович